Виктория Абрамченко (Фото: Владислав Шатило / РБК)

Вице-премьер Виктория Абрамченко поручила Минфину, Минэкономразвития, Минприроды и Рослесхозу подготовить предложения, как улучшить систему распределения между регионами средств, выделяемых на борьбу с лесными пожарами.

Об этом говорится в ее поручении от 16 ноября. РБК ознакомился с документом, его подлинность подтвердила представитель Абрамченко Марта Галичева.

С 2022 года, согласно проекту федерального бюджета, финансирование противопожарных мероприятий в регионах увеличат более чем вдвое — с 6 млрд (заложены на 2021 год) до 14,2 млрд руб. Как следует из поручения, вице-премьер предлагает при распределении финансирования отдать приоритет «регионам, обеспечившим снижение горимости лесов и надлежащую охрану лесов от пожаров за счет своевременного проведения профилактических противопожарных мероприятий».

В пресс-службе Минприроды РБК подтвердили получение этого поручения. Но пока рано говорить о конкретных инициативах: министерство планирует собрать предложения со всех заинтересованных ведомств, после их анализа будет подготовлен перечень мер по улучшению системы распределения средств между регионами, сообщил представитель ведомства. Предполагается, что нормативы по распределению бюджетных денег будут «погружены» в отдельный нормативно-правовой акт, добавил он.

РБК направил запросы в пресс-службы Рослесхоза и Минэкономразвития, в Минфине перенаправили вопросы в Минприроды.

Что нужно поменять

Greenpeace уже признала 2021 год рекордным по общей площади лесных пожаров в России с начала XXI века. Если за весь 2020 год пожарами было повреждено 18,1 млн га, то уже по состоянию на 19 сентября 2021 года этот показатель достиг 18,2 млн га, сообщил эксперт Greenpeace со ссылкой на данные информационной системы дистанционного мониторинга Рослесхоза. Пожары затронули несколько регионов в Сибирском и Дальневосточном федеральных округах, в том числе сильно пострадала Якутия. Крупные вспышки пожаров произошли и в других регионах, в том числе из-за сухой и жаркой погоды.

Как объяснила представитель Абрамченко, существующая методика распределения финансирования практически не направлена на стимулирование регионов на оперативную борьбу и профилактику лесных пожаров. По ее словам, объем финансирования рассчитывается исходя из средних показателей «горимости» за пятилетний период (количество пожаров). Складывается ситуация, при которой регион, ежегодно не принимающий оперативных мер и допускающий массовые пожары, получает большее финансирование в будущем, замечает Галичева. «Фактически чем больше сгорело, тем больше финансирования можно получить в следующие годы», — объясняет она.

Поэтому Абрамченко и поручила «комплексно» изменить подходы к распределению финансирования субъектов и «выстроить справедливую модель потребности регионов». Она должна быть направлена в том числе на стимулирование регионов к проведению противопожарных мероприятий: например, на своевременную профилактику, оперативное реагирование на возгорания в первые сутки, своевременное введение режима чрезвычайной ситуации регионального значения и так далее, перечисляет Галичева. Согласно новой концепции, каждый субъект должен будет защищать в Рослесхозе объем необходимого финансирования под конкретные работы.

На необходимость повысить объем субвенций регионам на противопожарные мероприятия обращал внимание глава Минприроды Александр Козлов на совещании у президента Владимира Путина в августе. «Основываясь на требованиях сегодняшнего времени, мы предложили увеличить субвенции на 8 млрд руб. — с 6 млрд до 14 млрд руб. [в год]. Эта сумма должна попасть в бюджет, который планируется на три года, и стать базой будущих периодов», — говорил Козлов в интервью РБК 13 сентября.

По его словам, из дополнительных 8 млрд руб. непосредственно на тушение лесных пожаров пойдет 2,9 млрд руб. Еще 1,4 млрд руб. — на увеличение нормативной численности лесных пожарных на 1,4 тыс. человек (с 3 тыс. до 4,4 тыс.), 700 млн руб. — на обеспечение роста наземного патрулирования (в два раза, до 927 тыс. км) и 3,2 млрд руб. — на «кратный рост» авиационного патрулирования (с 25,9 тыс. до 73 тыс. авиачасов).

На увеличение численности пожарных настаивал и глава Якутии Айсен Николаев, где в этом году были одни из самых сильных пожаров в истории. «Это была очень серьезная битва, как война. Ее уже прозвали «битва за тайгу». Для того чтобы выиграть войну, нам, конечно, нужно увеличивать войска. Мы должны увеличить штатную численность лесоохраны как федеральной, так и региональной», — говорил он РБК.

Гендиректор крупнейшего лесопромышленного холдинга на Дальнем Востоке RFP Group Константин Лашкевич замечал, что для снижения уровня пожаров нужно упростить доступ к ним частных арендаторов. «Если посмотреть статистику по всей России, там, где есть системные арендаторы, нет больших проблем с пожарами. В основном они случаются там, где нет таких компаний», — отмечал он. «В районах, где растет перестойный лес, конечно, надо активнее раздавать участки [в аренду]. Но там проблемы с инфраструктурой — нет ни дорог, ни поселков, по большому счету», — уточнял Николаев. Он выразил надежду на то, что определенные лесопромышленные компании постепенно начнут появляться в этих районах и займутся развитием транспортной инфраструктуры.

Почему сохранение леса в приоритете

Россия принимает «энергичные меры» по сохранению своих лесов, которые составляют около 20% всех мировых массивов, заявил Путин в ноябре в своем видеообращении к участникам заседания по управлению лесным хозяйством в рамках климатического саммита ООН в Глазго. «Мы принимаем самые серьезные и энергичные меры для их сохранения, совершенствуем управление лесным хозяйством, боремся с незаконными вырубками и лесными пожарами, увеличиваем площади лесовосстановления. Последовательно наращиваем финансирование на эти цели», — сказал он.

Способность лесов поглощать углекислый газ и вырабатывать кислород — основная ставка России в стратегии достижения углеродной нейтральности, при которой количество выбросов равняется их поглощению, не позднее 2060 года. Такую цель Путин поставил незадолго до саммита в Глазго.

По оценкам консалтинговой компании Boston Consulting Group, поглощающая способность российских лесов может вырасти втрое, с 0,6 млрд до 1,8–2,2 млрд т CO2 в год, а их стоимость составит до $57 трлн. Для этого нужно пересмотреть подходы по учету, защите и управлению лесами. Один из рисков, на который как раз указывали эксперты, — лесные пожары.

В начале лета Минприроды обращалось в Генпрокуратуру из-за ситуации с лесными пожарами в Якутии и Иркутской области. По данным ведомства, региональные власти занижали данные и принимали недостаточно мер для предотвращения пожаров. Но в сентябрьском интервью РБК Козлов сказал, что регионы «разобрались с цифрами» и были приняты в том числе и кадровые решения. «Мы [и дальше] будем здесь действовать жестко. Ведь самое главное — безопасность и здоровье людей, находящихся в населенных пунктах, рядом с которыми происходят пожары. Скрывать пожары бессмысленно», — подчеркнул он. По его словам, от точности данных зависит, сколько сил нужно для тушения пожаров.

Источник